Содержание

Мухи ждут...
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати

Она взяла его очень аккуратно, как вещь необычайно ценную и хрупкую.  Но когда она размотала тряпье, Денис увидел внутри нож, большой, черный и, похоже, чрезвычайно древний.  Лезвие его было простым, ровным, но Денис сразу понял, что этим ножом хлеб не режут – только головы. 


     В этот момент Зона перестал хрипеть и открыл глаза.  Глаза у него были красные, как у быка, рожа тоже покраснела, жилы вздулись.  У Дениса мелькнула мысль, что именно он, Череп, будет последним, кого Зона увидит перед своей смертью.  Библиотекарша взяла нож в левую руку, подошла к Зоне и безо всяких заклинаний полоснула ему по шее. 


     Череп никогда не видел, как режут свиней, но решил, что человек, которому перерезают горло, мало отличается от свиньи.  Кровь хлестнула фонтаном.  Зона задергался и забулькал.  На Дениса он больше не смотрел – кровь залила ему оба глаза.  Пурпурный поток лил прямо на трупы, от чего и они, и опарыши стали одинакового красного цвета. 


     А затем началось самое страшное.  Мертвяки зашевелились! Казалось, что сейчас они встанут и по команде библиотекарши, переступая обглоданными ногами, пойдут толпой в посёлок пожирать живых, как во всех фильмах про зомби. 


     Но только в этот раз фильмы ошиблись.  Мертвецы шевелились не потому, что собирались вставать, а потому, что по их телам откуда-то снизу ползли мухи.  Миллионы мух.  Тех самых, здоровых и чёрных.  И, наверное, вместо обычных мушиных голов у них были человеческие черепа.  Сначала Череп подумал, что все эти мухи выплодились где-то на дне ямы, в крови, слизи и прочей пакости, вытекающих из трупов, но потом сообразил, что яма была не настолько глубокой, чтобы скрыть чудовищные легионы крылатых тварей.  На самом деле они ползли откуда-то из самых бездонных недр Земли, ползли на запах свежей крови.  Вылезая из-под тел, мухи расправляли крылья и взлетали к потолку церкви.  Поток мух напоминал огромный чёрный смерч, вывинчивающийся из земли.  Через несколько секунд воздух вокруг потемнел от мух, а все прочие звуки поглотило их оглушительное жужжание.  Денис опустился на колени и заткнул уши.  Очень хотелось зажмуриться, но веки будто кто-то скотчем к бровям приклеил.  А потому-то он всё и видел. 


     Мухи, поначалу беспорядочно летавшие взад-вперед, принялись соединяться друг с другом, напоминая пчелиный рой.  Высоко, под самым потолком, они образовали огромный ком, который то раздувался, то опять сдувался и всё время менял форму.  Потом Денис заметил, что ком уплотняется, а те мухи, что до сих пор летали кругами по церкви, садятся на стены и сцепляются друг с другом в цепочки.  Цепочки эти быстро росли в длину, становились всё толще и тянулись к мушиному кому, наверное, чтобы присоединиться к нему.  Ком по-прежнему вспучивался и опадал, но теперь эти вспучивания уже не были бессмысленными.  Денис вдруг увидел, что мухи образуют своими телами самые настоящие барельефы.  Человеческие лица.  Он стал вглядываться и тотчас узнал лицо Базуя, которое тут же сменилось суслихиным, а то – лицом Клима.  Лица сменяли друг друга почти каждую секунду.  И у всех рты были открыты, глаза выпучены – будто все они кричали от боли или страха. 


     Череп опустил голову и стал смотреть на древние плесневелые кирпичи под ногами.  Так и сидел, согнувшись в три погибели и глядя, как падают на каменный пол капельки холодного пота.  А потом вновь распрямился и отнял руки от ушей. 


     Мухи больше не жужжали и не летали вокруг.  Тишина стояла смертельная. 


     Денис посмотрел вверх. 


     Под потолком, упираясь в наполовину обвалившиеся стены несчетными ногами-щупальцами, висело страшилище, подобное пауку или осьминогу, всё тело которого было создано из миллионов мух.  И ещё у него было Лицо.  У живых людей не бывает таких лиц.  Какое-то оно было слишком правильное, ровное, не молодое и не старое, не мужское и не женское.  Как у статуи.  А ещё у него не было глаз – просто два бугорка из мушиных телец. 


     - Приветствую Тебя, Вечно Скитающийся Во Тьме! – сказала библиотекарша.  – Приветствую Тебя, Повелитель скверны, Властитель мух и Бог скарабеев! Приветствую Тебя, Губитель Ханаана! Благодарю Тебя за то, что принял наши скромные подношения и открыл Врата Извечной Бездны…


     Глобистова говорила и говорила, голос её звучал с каждым словом всё торжественнее, но Денис уже её не слышал.  Он смотрел на Того, кто висел прямо над ним, вцепившись щупальцами в храмовые стены.  Денис пытался вспомнить слова хотя бы одной молитвы, но не мог, будто господь наказал его беспамятством. 


     Библиотекарша вновь перешла на свой странный нечеловеческий язык, сказала пару фраз и умолкла.  В наступившей тишине раздалось шуршание – это мухи начали расползаться в стороны – Череп понял, что вот-вот увидит ЕГО глаза.  Денис не знал, какими они будут: выпученными и блестящими, как у огромной мухи, или же огненно-красными с вертикальными зрачками, как у демонов в фильмах. 


     Мухи расползлись – это поднялись ЕГО «веки».  Но глаз не было.  Была только пустота.  Две чёрные всепоглощающие дыры.  Глазами демона смотрела Великая Бездна. 


     *


      Денис вышел из церкви и шатающейся пьяной походкой побрёл прочь.  Руки его при ходьбе болтались из стороны в сторону, словно жили своей, отдельной от остального тела жизнью.  Денис загадочно улыбался, не обращая внимания на спускающиеся из уголков рта ниточки слюны.  Издалека могло показаться, что подросток не в себе от какого-то внезапно свалившегося на него счастья.  Но если бы кто в тот момент подошел к нему ближе и посмотрел в его бессмысленно бегающие туда-сюда глаза, тот сразу бы понял, что перед ним безумец.  Ведь безумие – наименьшая награда для того, кто осмелился взглянуть в лицо Обитателям Той Стороны Бытия. 


     


      2006 г. 


     .

Пётр Перминов ©

27.02.2008

Количество читателей: 20024