Содержание

Изумрудное-9
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати

Ты убил меня, дядя Серёжа. 
     
      -Ты в порядке, малышка? О чём ты?
     
      -Неужели не помнишь? Совсем?
     
      -Как зовут тебя, милая? Бедная девочка?
     
      -Звали! Зва-ли! Уже не зовут.  Раньше звали Аришкой.  Я гуляла у дома по детской площадке, играла с подружками, ты подошёл, неужели забыл?
     
      -Интересно, и что?
     
      -Ты ко мне подошёл и сказал: «Ришка, хочешь конфет?» И достал эскимо из пакета.  А я тебя знала! Ты рядом живёшь, в доме красном квадратном напротив.  Я сказала: «хочу».  Ну… Ты взял меня за руку и потащил. 
     
      -И куда притащил?
     
      -К себе в гости.  Поил меня чаем, кормил шоколадом, потом читал книжки про диких людей. 
     
      -Первобытных?
     
      -Ага.  Потом сам одичал.  Стал страшнее их всех вместе взятых.  Ты достал большой нож и ударил меня прямо в горло! Потом резал… И резал! И резал! И бил… Весь в крови, как мясник.  Так свалился без сил и проспал до утра.  А наутро меня распилил и сварил из меня холодец.  Вот, хотела спросить, как тебе? Моё вкусное? Мясо?
     
      -В доме красном? Квадратном? Напротив?
     
      -На двери подкова висит.  А внутри диван чёрный, старинная лампа и письменный стол – развалюха.  На стенке старик волосатый.  Язык длинный высунул, дразнится, как дурачок. 
     
      -Эйнштейн…
     
      -Ну вот, точно, Эйнштейн.  Ладно, я побежала, с тобой не прикольно.  Если вспомнишь, найди меня, буду здесь, рядом.  Теперь это просто.  Никто меня больше не нянчит.  Стоит только представить и всё… Куда хочу, туда лечу, с тобой молчу, с другим кричу.  Я свободна, как тень.  Или ветер?
     
      -Что мне вспомнить, Аришка?
     
      -Да мясо моё, неужели так трудно, мне хочется знать.  Вкусно было? А, может быть, нет?
     
      Дверь курилки открывается и закрывается, словно сама по себе.  За ней… Девочка исчезает, как призрак. 
     
      Действительно, чёрт возьми, дом мой десять на десять из красного кирпича, совпадение? Ладно.  Скорее всего, но подкова! Откуда она это знает? Шут с ней, с подковой, её видно с улицы всякому, как быть с Эйнштейном?
     
      «Диван чёрный, старинная лампа и письменный стол-развалюха»…
     
      Неправда! Стол – не развалюха! Шикарный стол, очень удобный, от бабушки мне по наследству достался – антиквариат, весь из цельного дуба, таких сейчас больше не сыщешь.  Но откуда ей знать про мой стол? Кто прислал эту девочку? Это – враги! Неужели следили за мной? Они всё это время следили! За мной и, конечно, за Настей.  Значит, Настя в опасности.  Чёрт возьми, чёрт!!!
     
      Телефон… Набираю…
     
      -Здравствуй, милый. 
     
      -Привет.  Настя, солнышко, как ты? Где ты? Зайка, всё хорошо?
     
      -Я у Славика.  Всё хорошо, дорогой, прибежала пораньше.  Помогаю Наташе – жене его, не успевает.  Будет море гостей.  Попросила меня.  Котик, что-то случилось?
     
      -Пока я не приеду, малышка, поживи там, у них, никуда не ходи, принеси туда комп.  Это важно.  За нашим домом следят.  Ты в опасности, крошка. 
     
      -Кто следят? Почему?
     
      -Просто сделай, как я говорю, без вопросов, окей? Передай это Славику, он поймёт.  Я приеду и всё разрулю.  Детка, кто-то идёт, не могу говорить. 
     
      -Ладно, милый, как скажешь. 
     
      -Будь умницей, киска, целую. 
     
      -Целую.  Пока.  Береги себя, муж. 
     
      Заходят двое, одеты просто – рабочие брюки, рубашки, спортивная обувь, очевидно – персонал.  Почему-то подумалось сразу – сантехники.  Или электрики? Одним словом – курильщики.  Это вселяет надежду.  Курить хочется очень. 
     
      Один рыжий кудрявый, другой – чисто лысый, с усами, совсем, как у Бульбы Тараса, Хохляндия – Мама.  Садятся на лавочку, чиркают спичкой… Дымят. 
     
      -Сигаретки не будет? – Спрашиваю аккуратно. 
     
      -Брат, у нас только две, я оставлю, - обещает мне лысый. 
     
      Выпадаю из поля их зрения и ощущений.  Их «величествам» не до меня.  Между ними вершится беседа, достойная двух демиургов:
     
      -Страшно было в курилку идти.  Охренели, козлины, в натуре.  Спецзона, а не интернат, - говорит тихо, шёпотом рыжий. 
     
      -Чё за тема, слышь, Лис, обоснуй, - интересуется Бульба. 
     
      -Ты не в курсе?
     
      -Нет.  Я… Мне задвинули аминазина тройного.  Я глаза чуть продрал.

Петр ©

28.01.2013

Количество читателей: 23947