Содержание

ТЕПЕРЬ И Я ИГРАЮ НА ФЛЕЙТЕ
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати

Человек висит в черноте космоса, сжимает в руках книгу (зачем?!) и торопливо диктует своё последнее послание, зная, что, скорее всего, никто и никогда его не услышит…
     Из оцепенения меня выводит голос ксенобиолога Анны Казарес:
     - Андрей! Андрей! – зовёт она.  – Ты меня слышишь?
     - Да, - я переключаю внимание на неё.  Лицо у неё бледнее обычного, и глаза как-то тревожно бегают. 
     - Андрей, я только что сделала химический анализ книги.  Это целлюлоза! Книга из настоящей целлюлозы! Таких уже лет двести не производят!. .  Но это ещё не всё, - тут голос Анны приобретает странные интонации.  – Знаешь, что показал анализ обложки? Это кожа, Андрей! Человеческая кожа!
     Я внутренне содрогаюсь.  Бог мой, с какой жуткой загадкой мы столкнулись?
     
     ФАЙЛ # 1. 
     «… чёрт, никогда не вёл дневников… И предсмертных записок тоже не писал.  Ладно, всё когда-то бывает в первый раз… Меня зовут Питер Алан Эллиот.  Мне сорок два года.  Я планетолог.  Член экипажа корабля «Инсоленс»… Ч-чёрт! Бывшего корабля, потому что он превратился… Срань господня, даже не знаю, как это описать… Ладно.  Попробую собраться и рассказать всё с самого начала.  В смысле – с высадки на Беллис. 
     Когда «Инсоленс» вышел на орбиту 51 Пегаса, мы устроили грандиозный банкет.  Извлекли из тайников все запасы спиртного и напились так, как это только возможно с учётом корабельной дисциплины.  Очень уж много надежд мы связывали с этой планетной системой.  Конечно, наибольший интерес представлял повёрнутый к звезде всегда одной стороной гигант Беллерофонт с его спутниками, а Беллис, маленькой, сухой и холодной, похожей на Марс, первоначально никто не придавал особого значения.  До тех пор, пока мы не взглянули свежими взорами на её рельеф. 
     - Ты только погляди на это! – воскликнул мой друг и коллега Герман Отс, едва мы получили подробное изображение поверхности планеты.  – Это же очертания океанов! Бог мой, Пит! Вот шельф, вот материковый склон, вот желоба, а вон та горная цепочка – типичный срединноокеанический хребет!
     - Ты хочешь сказать, там была вода? – засомневался я. 
     - Не просто хочу – утверждаю! Это была именно вода.  Не жидкий аммиак или метан, а самая настоящая вода.  Целые океаны!
     - Где вода – там и жизнь, - сказал я. 
     Спустя несколько суток от «Инсоленса» отделились два планетарных модуля: один взял курс к Беллерофонту, а другой, на борту которого находились мы с Отсом, полетел к Беллис.  Все мы, находящиеся на его борту, пребывали в состоянии эйфории, предвкушая открытия невероятных внеземных форм жизни, пусть даже давно вымерших. 
     Беллерофонт (51 Пегаса с, по официальной классификации) был не первой планетой, про которую можно было с уверенность сказать, что некогда на ней была вода.  Мы открыли уже не один десяток таких – сухих, покрытых пылью, с разряжённой атмосферой, руслами рек и ложами морей, высохших миллионы лет назад, и жуткими перепадами температур.  Тем не менее, в облике Беллис было что-то особое, что-то странное.  Первым эту странность увидел Герман.  Он вообще был одержим этой экспедицией, подходил ко всему с редкой педантичностью, а потому зачастую обращал внимание на разные мелочи, ничего не значащие на взгляд неискушённого или просто ленивого наблюдателя, на самом же деле намекающие на возможность поразительных научных открытий. 
     - Невероятно, Пит! – сказал он, изучая трёхмерные снимки поверхности планеты.  – Ты не обращал внимания, насколько чёткая береговая линия? Просматриваются буквально все зоны: вот заканчивается шельф, вот материковый склон, батиаль…
     - Ну и что? – возразил я.  – Это не первая планета с высохшим океаном. 
     - Да, но тут всё просто как на картинке! Понимаешь, я не могу отделаться от ощущения, что тут всё произошло слишком быстро… Как будто бы вся гидросфера планеты – раз! – и испарилась в одно мгновение. 
     - Считаешь? – засомневался я.  – И каким тебе видится тот чудовищный катаклизм, который сдул с планеты большую часть атмосферы, а заодно и всю воду?
     - То-то и оно! – сказал Отс.  – У меня три предположения: либо нашу драгоценную Беллис в порыве страсти «лизнул» звёздный протуберанец (что маловероятно), либо в непосредственной близости от планеты произошёл пуск аннигиляционного двигателя…
     - А третье?
     - Третья гипотеза состоит в том, что здесь мы имеем дело с чем-то, доселе неизвестным человеческому разуму. 
     Я махнул рукой, желая показать, что все его версии несостоятельны.  Мы заспорили.  Узнав о предмете нашей дискуссии, к нам присоединились другие члены экипажа, а в это время планетарный модуль вышел на орбиту Беллис, и нам, планетологам, было поручено выбрать место для посадки. 
     Тотчас выяснилось, что у Отса давно готов ответ и на этот вопрос. 
     - Почему-то, - сказал он, - никто не обратил внимания на ряд объектов в южно полушарии планеты…
     Он замолчал и попросил компьютер показать изображение квадрата В(d)-27 в масштабе 10х10 км, а когда искомый участок возник на экране, изрёк:
     - Это участок абиссали, некогда находившийся в двух тысячах метров под поверхностью моря.  А теперь взгляните сюда, - он ткнул в некую точку и вновь велел компьютеру увеличить изображение.  – Что это, по-вашему?
      Нашим взорам предстали четыре круглых объекта, образующих равносторонний треугольник – три объекта по углам, а один, побольше, - в центре.  Кто-то пожал плечами, кто-то пробормотал, мол, всё, что угодно; я недоумевал, почему Герман скрыл от меня своё открытие, и тоже молчал. 
     - Колония морских организмов вроде земных кораллов, - сказала Ольга Сантарелли, командир планетарной группы. 
     - Может быть, - сказал Отс.  – Но тут есть парочка «но».  Во-первых, если б это были останки живых существ, то они были бы не в единственном экземпляре, а ничего подобного нет ни в одной другой точке планеты.  Во-вторых, в живой природе не так много объектов столь правильной геометрической формы.  И тут напрашивается единственный вывод…
     Он на секунду замолчал, но мы все уже догадались. 
     - Леди и джентльмены, - сказал Герман.  – Возможно (я подчёркиваю – возможно!), мы имеем дело с артефактом.  С объектами искусственно происхождения.  А если это так, то мы с вами откроем новую страницу в истории человечества. 
     На борту разразилась буря.  Когда она улеглась, решение совершать посадку в районе таинственных структур было окончательным. »
     
     ПИТЕР ЭЛЛИОТ. 
     - На что, по-вашему, это больше всего похоже? – спросила Ольга, разглядывая компьютерную модель невероятного подземного объекта, построенную по результатам сейсмосканирования. 
     - На шарики, соединённые трубочками, - сказал Джонатан Янг, пилот планетарного челнока. 
     - На раздавленную кристаллическую решётку, - сказал Эллиот. 
     - На город, - сказал Герман Отс.  – Больше всего это похоже на город.  Подводный город. 
     Научно-жилой комплекс планетарной команды располагался посреди невыразительной, плоской как стол, покрытой песком и рыжеватой пылью равнины, некогда бывшей дном океана.  Однообразие окружающего пейзажа нарушали только таинственные куполообразные объекты, торчащие из песка километрах в трёх от лагеря.  Самый большой из них возвышался над песками на шестьдесят метров.

Пётр Перминов ©

12.01.2009

Количество читателей: 20812