Содержание

ВРЕМЯ, ВЗЯТОЕ ВЗАЙМЫ…
Рассказы  -  Мистика

 Версия для печати


     Психиатр не удивлялся вопросам пациента, он просто слушал и делал для себя выводы. 
     - Императора больше нет.  Мы, простые люди, избираем среди нас главу
     республики, который правит на протяжении определенного срока. 
     Эта новость должна была бы обрадовать Шэна.  С падением империи люди освободились от рабства и гнета.  Однако все эти события не могли произойти за неделю и случившееся просто не укладывалось у него в голове. 
     "История тысячелетий! – промелькнуло в мыслях юноши.  – Но как это возможно? Нет, наверняка я сплю и все это лишь мне грезится … Да-да, скорее всего я потерял сознание и окружающее всего-навсего видение.  А может быть, я умер?" – последнюю мысль он произнес вслух. 
     - Нет, что ты… Ты жив! И уже идешь на поправку. 
     Лицо Яна помрачнело.  Сдавалось, что эта новость его огорчила.  Теперь он и вовсе запутался в своих мыслях, и прояснить ситуацию могла лишь свобода, которой он был лишен. 
     - Если я здоров, тогда почему меня содержат здесь взаперти, да еще и связанным?
     - Ты ведь хотел бежать. 
     - Я не убегал, а уходил.  Как свободный человек, я имею право передвигаться
     туда, куда пожелаю. 
     - Что верно, то верно, но есть еще одна причина, по которой мы не можем
     тебя отпустить.  Дело в том, что… – доктор умолк, подумав, что не стоит душевнобольному говорить о его недуге, и продолжил, придумав иную причину: – … дело в том, что вначале тебе следует ответить на некоторые мои вопросы и уж потом я решу, здоров ты или нет. 
     - Только и всего?
     - Нет, есть еще одно… твои ранения.  По закону такого вида ранения должны
     быть засвидетельствованы полицией. 
     Юноша с непониманием посмотрел на врача. 
     - Ты должен рассказать правду некоторым людям о том, кто, когда, и при каих обстоятельствах ранил тебя?
     - Я уже поведал об этом доктору Чуну. 
     -Тебе придется еще раз рассказать об этом, и не только полицейским, но и мне.  Полагаю, я удовлетворил твое любопытство и ответил на все интересующие тебя вопросы.  Теперь настал мой черед задать их тебе…. 
     Ян, сознавая, что не имеет выбора, собрался с мыслями и начал пересказ с того самого дня, когда его отец высказал императору протест относительно уплаты нового поземельного налога.  Он поведал о решении старейшин, своем побеге, казни родных, погоне и, наконец, ранении. 
     - …этот негодяй обрубил мне косу вместо головы, потом я, по-видимому,потерял сознание, а когда очнулся, обнаружил себя в этой больнице. 
     Доктор молча дослушал пациента и пришел к решению, что с сотрудниками полиции ему говорить не было необходимости.  Безусловно, он не поверил в историю Шэна и оценил его состояние как тяжелое, а значит, не могло быть и речи о выписке.  На вопрос больного об освобождении врач заявил, что прежде ему необходимо посоветоваться с другими специалистами.  Нома ушел, оставив пациента в тревоге.  Что-то подсказывало Яну, что он еще не скоро выберется оттуда, и его опасения сбылись. 
     На следующий день доктор Нома привел с собой коллегу и попросил Шэна рассказать и ему обо всем приключившемся с ним.  Выслушав историю юноши, доктор Хо шепнул что-то лечащему врачу и ушел.  В тот день Кумико была необычно молчалива и пациент увидел в этом плохое предзнаменование. 
     Обещанную свободу Шэн не получил и по истечении недели.  Нома приводил с собой все новых врачей, желающих послушать невероятную историю Яна Ли.  Через неделю раны больного зажили и с него окончательно сняли повязки.  Однако выздоровление не принесло ему свободы. 
     
     - Если я поправился, почему меня все еще держат тут? – спросил юноша у доктора Чуна. 
     - Этого я не могу сказать. 
     - Почему?
     - Я не практикуюсь в области психиатрии.  Спроси лучше доктора Нома. 
     - Так, значит, это по его вине я торчу здесь. 
     -Его вины здесь нет.  Как только результаты обследования покажут, что ты
     здоров, тебя освободят. 
     - Но ведь я здоров, здоров, здоров!!! – яростно закричал юноша, пытаясь
     высвободиться из ремней. 
     -Прости, Ян, но не мне решать это…
     В тот же день Нома привел с собой еще двух людей, один из них был историк, другой же известный психиатр.  Вместо тихого и покладистого юноши перед ними предстал буйный и агрессивный больной. 
     - Вы достаточно поспрашивали меня, а теперь я требую, чтобы меня освободили! – в неистовстве крикнул Шэн. 
     - Сожалею, но это невозможно, – отказал врач.  – Пока мы все не выясним
     о тебе, ни о каком уходе и речи быть не может. 
     - Но ведь вы обещали…
     - Я сказал это прежде, чем узнал, кто ты на самом деле. 
     Шэн подумал, что его держат узником из-за бунта его семьи, потом он вспомнил о падении империи, обо всем, что довелось ему увидеть в этой полной странностей больнице, и все его мысли окончательно перепутались. 
     -Что вы имеете в виду? – попытался юноша уточнить слова Нома. 
     - Если наши догадки верны, ты представляешь большую ценность для науки. 
     - Ценность? Вы намереваетесь требовать с меня выкуп?
     - Нет, мы намереваемся лишь исследовать тебя. 
     - Если я позволю вам сделать это, вы отпустите меня?
     - Конечно! – вмешался в разговор профессор Эйн.  – И не стоит так тревожиться из-за пустяков.  Мы зададим тебе несколько вопросов, только и всего!
     - Что же еще вы хотите узнать? Я рассказал все о себе и не единожды. 
     -Думаю, ты должен будешь повторить сказанное еще много раз, – заметил
     Ин Шао, и профессор наградил его укоризненным взглядом. 
     Профессор Юн Эйн был лет пятидесяти, худощавым и низкорослым, с непримечательными чертами лица.  Несмотря на свою заурядную внешность, он был незаурядной личностью.  Он работал в области психиатрии более двадцати пяти лет и славился как один из лучших психиатров страны. 
     Историк Ин Шао, в отличие от уравновешенных и спокойных медиков, был более энергичным и нетерпеливым человеком.  Его маленькие живые глаза так и сверлили окружающих, словно пытаясь выведать у них самые тайные мысли.  Он был симпатичным, подтянутым и намного выше ростом профессора Эйна.  Перед тем, как войти в палату больного, поверх строгого и модного костюма Шао накинул белый халат, и потому показался пациенту одним из медиков. 
     Поразмыслив, Ян сделал вывод, что из рук медиков без хитрости ему не вырваться.

Элизабет Тюдор ©

05.11.2007

Количество читателей: 32528