Содержание

Изумрудное-9
Рассказы  -  Ужасы

 Версия для печати


      Пальцы крутят оружие, свой карандаш внутри плоти, разрывая так тонкие ткани, ковыряют кровавую рану.  Пальчиком на язык – непривычно на вкус.  Как огонь.  Пробирает до самых костей. 
     
      Томный вдох, клик победы, вдох-выдох и снова удар.  Другой глаз.  Ещё глубже, до мозга.  Карандашик внутри головы.  Новые ощущения, другая боль.  Она слаще. 
     
      Агония или экстаз? Дикий адреналин.  Как прыжок с небоскрёба.  В бездну. 
     
      Распороть живот котику – дело нехитрое.  Карандашиком острым.  Извлечь кишки, размазать их по лицу, облизать горячие губы.  Дальше – проще, за хвост и об стену.  Пущай полетает. 
     
      -Се-рё-жа! – Женский голос. 
     
      Мальчик бросает жертву, испуганно убегает. 
     
      Смотрю, кто там кричит… Боже мой!!! Это мама… Моя!
     
      Детство – странная штука.  Словно я и не я, так бывает.  Помню много хорошего, много плохого, но больше не помню, стирается память.  Остаются лишь яркие воспоминания, или те, что уже не способны причинить настоящую боль.  Организм защищается.  Всё дело в том, что у взрослого человека, как бы он ни гордился, ни важничал, ничего своего не бывает.  Всё, что взрослый имеет сейчас, он украл у ребёнка.  Карта мира – моё восприятие, всё, что я ощущаю теперь, сформировано в детстве.  Информация, которую я приобрёл ещё там, определяет мои поступки сейчас.  Человек не может быть зрелым и опытным, человек – это просто яйцо.  Скорлупа – моё тело, внутри – что-то мягкое и непонятное (может душа?), из души формируется главная ценность процесса, приключения под названием «жизнь».  Жизнь – процесс созревания, от рождения до самой смерти.  Смерть – только начало.  Размышлять о Создателе, о Его Промысле так же нелепо, как нелепо яйцу размышлять о своём петухе.  Или больше – размышлять о самом птицеводе, о хозяине всей птицефермы.  О том, кто уже отрубил петуху его буйную голову и сварил из напыженной птицы восхитительный суп.  Для себя? Может быть для гостей? Яйцам знать не дано.  Для чего и во имя чего нас здесь греют, планируют, оберегают?. .  Ничего не бывает ужаснее взрослых детей!
     
      Яйца куриц не учат!
     
      Неужели я был таким жутким ребёнком? Неужели я мучил котят? Это бред! Это только эмоции.  На работе нельзя раскисать, враги только и ждут.  Выхожу из курилки. 
     
      Коридорные «призраки» встречают меня равнодушно, прохожу мимо них, меня словно не видят и не замечают, все заняты чрезвычайно своим «богатым» внутренним миром.  Ощущаю себя каплей в море, незначительной мелкой фигурой, никчёмной песчинкой в песчаной пустыне без конца и без края.  Детально исследую теперь уже мой, этот третий этаж «не моей богадельни».  Однако тщетно.  Ничего выдающегося обнаружить мне не удаётся, всё везде одинаково серо, безлико, почему-то до боли знакомо.  Ад отнюдь не исполнен мистическим разнообразием, как описано в древних, волнующих воображение сказках.  В Аду много детей.  Много маленьких девочек.  Им всегда что-то нужно.  Вот опять… Одна из таких любопытных «красавиц» направляется прямо ко мне.  Егозе лет четырнадцать.  В синих трикошках, в мужской растянутой майке, короткая стрижка, тапочки, шерстяные носки… Что-то будет вещать. 
     
      -Сергей Александрович? Здравствуйте! Оля.  Я – Оля.  Мы с Вами знакомы. 
     
      -При каких обстоятельствах?
     
      -Да, да, да.  Мне уже говорили… Что Вы забываете всё очень быстро.  Это очень удобно.  Скажите, Вы это специально? Или с памятью точно… Реально того?
     
      -Я на память не жалуюсь, девочка, ты меня с кем-то путаешь.  У меня, знаешь, великолепная память.  Стоит раз посмотреть – навсегда.  До мельчайших деталей. 
     
      -До мельчайших? Вот ведь… Я же Оля, как так?
     
      -Оля, что тебе нужно?
     
      -Просто я любопытная, как Вы заметили, нетерпеливая, хочется знать.  Вы зачем это делали? Смысл?
     
      -Что конкретно? Я не понимаю. 
     
      -Можно, я расскажу?
     
      -Ну… Валяй. 
     
      Девочка корректно ждёт паузу, пристально смотрит мне прямо в глаза, словно пытается что-то найти в моём сердце, поправляет свои короткие волосы и говорит:
     
      -Однажды, совсем недавно, с моей семьёй приключилась беда.  А семья у нас очень хорошая, дружная, любим друг друга.  У меня пропала сестрёнка Алёнушка.

Петр ©

28.01.2013

Количество читателей: 23942